Зиявудин Магомедов вспомнил о «голом короле» и встречах с президентами

Зиявудин Магомедов вспомнил о «голом короле» и встречах с президентами

05.09.2018 0 Автор News

Попытка защиты добиться освобождения из СИЗО миллиардера Зиявудина Магомедова вновь потерпела фиаско. Следствие говорило о вооруженных бойцах клуба Eagles и своих опасениях за свидетелей, а сам основатель «Суммы» сравнил уголовное дело с пьесой «Голый король»

Зиявудин Магомедов. Фото: Антон Кардашов/АГН «Москва»

Мосгорсуд отказался перевести под домашний арест главу группы «Сумма» миллиардера Зиявудина Магомедова, а также еще двух фигурантов громкого дела о хищениях более 2,5 млрд рублей при строительстве ряда объектов. Слушание напоминало шоу, а юридические аргументы шли вперемежку с эмоциями.

Так, одним из доводов следствия стала возможность обвиняемых оказать давление на свидетелей с помощью участников основанного Магомедовым бойцовского клуба Eagles MMA. В ответ миллиардер заявил, что обвиняемые сидят под стражей зря, и дал понять, что следствие напоминает ему театральную постановку Шварца по мотивам сказки Андерсена.

На слушании апелляционной жалобы защиты на решение Тверского суда от 1 августа о продлении срока ареста фигурантов до 5 ноября аншлага не было. Вопреки сложившейся традиции, в зале не было огромного количества родственников и друзей. Увидев близких, старший брат миллиардера Магомед Магомедов попросил не приносить ему в СИЗО передачу, но было поздно — продукты уже отправили.

Защитники фигурантов настаивали на переводе обвиняемых под домашний арест. Они утверждали, что в материалах следствия нет доказательств причастности подзащитных к преступлениям, а все вменяемые им действия относятся к предпринимательской деятельности, по которой арест запрещен. Доводы же о том, что на свободе фигуранты будут мешать расследованию или скроются, адвокаты назвали предположениями.

Судебные сюрпризы

Не обошлось без сюрпризов. Так, по словам защитницы Магомеда Магомедова Екатерины Гартман, судья Тверского суда с чего-то решил, что двум обвиняемым уже предъявлено обвинение в окончательной редакции, и указал, что обвиняемые и их адвокаты «уже ознакомились с частью материалов дела».

Адвокат призналась, что данный опус в постановлении о продлении срока ареста вызвал «большое удивление» у защиты, поскольку такого и в помине не было. «Обвинение не было предъявлено в окончательной редакции, а обвиняемые и адвокаты не начинали знакомиться с делом», — подчеркнула она.

Защитник Зиявудина Магомедова Александр Гофштейн, в свою очередь, счел «принципиальным нарушением закона» и «дефектом» судебного акта отсутствие мотивировки о том, почему к обвиняемым нельзя применить более мягкую меру пресечения — домашний арест. «Суд не пояснил, почему к людям, обладающим безупречным прошлым, награжденным высокими госнаградами, семейным, зарегистрированным в Москве, нельзя применить домашний арест, хотя обязан был это сделать», — негодовал адвокат. Кроме того, по его мнению, суд сам восполнил пробелы в доводах следствия, сославшись на необходимость проведения трудоемких экспертиз, большой объем следственных действий и оперативно-розыскные мероприятия.

Однако ни следователь Алексей Барышников, ни прокурор Елена Мещерякова не разделяли мнения защиты. Так, представитель Следственного департамента МВД заявил, что в настоящее время проверяется причастность обвиняемых к другим эпизодам преступлений. Кроме того, «устанавливаются новые лица, которых необходимо допросить в качестве свидетелей». Возможность изменения им меры пресечения на более мягкую следователь отмел, сказав, что в этом случае обвиняемые могут скрыться и оказать давление на свидетелей.

Бойцы из клуба Eagles

В пользу первого аргумента следователь констатировал, что бизнесмены не раз выезжали за рубеж, а также у них есть счета и недвижимость за границей, которые, по его словам, оформлены как на Магомедовых, так и на их близких родственников. В частности, было упомянуто, что у Магомеда Магомедова есть счета и имущество в Великобритании и Швейцарии.

При этом Барышников настаивал на том, что старший из братьев, вопреки доводам защиты, имел отношение к группе «Сумма». Эту позицию следователь мотивировал документами, найденными у Магомеда Магомедова в ходе обыска. По его словам, в них говорилось, что при банкротстве Внешпромбанка Магомед Магомедов представлял интересы Новороссийского морского торгового порта. «Таким образом, причастность Магомеда Магомедова к группе «Сумма» подтверждается материалами дела», — резюмировал следователь.

Он был убежден в том, что смягчать меру пресечения фигурантам нельзя. В этом случае они могут оказать давление на свидетелей — сотрудников «Суммы». К тому же, по словам Барышникова, фигуранты «располагают возможностью физического влияния и оказания угроз на свидетелей» — незарегистрированным оружием и боеприпасами. «Защиту интересов подконтрольного им общества осуществляло значительное количество» вооруженных сотрудников ООО «Бойцовский клуб Иглс», сказал следователь.

Эти доводы вызвали бурю эмоций у обвиняемых. Так, Магомед Магомедов вновь заявил, что на протяжении шести последних лет не общался с братом и не вел с ним общий бизнес, хотя и присутствовал на нескольких деловых встречах в интересах Новороссийского морского торгового порта. Он утверждал, что всегда возглавлял компанию «Кардо-Альянс» и никогда не работал в «Сумме». «Здесь у нашего следствия опять нашла коса на камень», — сказал предприниматель.

По поводу счетов и недвижимости он сообщил, что предупредил СД МВД. «Найдете — ваше. В детский дом отправлю», — пообещал бизнесмен. В аналогичном ключе выказался и другой фигурант Артур Максидов. «Вы зря тратите деньги налогоплательщиков», — прокомментировал он попытки следствия найти у него счета и собственность за рубежом.

Полеты за рубеж

А вот миллиардер Зиявудин Магомедов вновь сосредоточился на экономической природе уголовного дела. «Здесь дела-то нет. Это постыдная история с самого начала. Король-то гол. В данном случае король — это следствие. С самого начала у него не было ни одного аргумента», — заявил он.

Бизнесмен не отрицал, что у него есть загранпаспорт, виза в США и, возможно, могли быть счета. «Но на деле-то у меня счетов не оказалось», — добавил он. В том, что он часто летает, бизнесмен не видел «ничего такого». Магомедов рассказал, что два-три раза в неделю совершал перелеты, за год летал по 700-800 часов, а иногда и до 1500 часов, «встречаясь с президентами других стран и другими бюрократами».

Зиявудин Магомедов в очередной раз заметил, что дело «высосано из пальца» и речь идет об экономическом споре. «Наше дело абсолютно правое. Сидим мы тут зря. Нет тут преступления, надеюсь, не будет и наказания», — прокомментировал обвиняемый пять месяцев содержания в «Лефортово».

Версию следствия он назвал «безумной, беззубой и бездумной концепцией», добавив, что его брат не мог представлять интересы Внешпромбанка, который никогда не был кредитором «Суммы». Обращаясь к суду, Магомедов также просил перевести его под домашний арест. Впрочем, он добавил, что и эту меру пресечения считает для себя «неприемлемой».

В итоге, пробыв в совещательной комнате 15 минут, судья Дмитрий Монекин оставил решение Тверского суда без изменения, отклонив апелляционные жалобы защиты. «Спасибо большое, ваша честь», — отреагировал Зиявудин Магомедов.

ОПС братьев Магомедовых

Братья Зиявудин и Магомед Магомедовы, а также экс-глава входящей в холдинг компании «Интэкс» Артур Максидов были арестованы Тверским судом 31 марта. Магомедовым вменяется хищение 2,5 млрд рублей при строительстве ряда объектов, а Максидову — хищение более 668 млн руб.

В деле говорится о семи эпизодах хищений. В частности, они связаны со строительством стадиона «Арена Балтика» и аэропорта «Храброво» в Калининграде, намыве участка в 16 гектаров у Крестовского острова в Санкт-Петербурге, а также с хищением у Федеральной сетевой компании.

Следствие вменяет братьям Магомедовым организацию преступного сообщества, мошенничество и растрату в особо крупном размере (ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 160 УК РФ). Кроме того, Магомеду Магомедову инкриминируется незаконный оборот оружия (ч. 2 ст. 222 УК РФ): в ходе обыска у него было найдено несколько пистолетов, которые, по словам обвиняемого, ему подарили главы государств. Максидова обвиняют в участии в преступном сообществе и хищении путем мошенничества (ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). В ходе следствия были арестованы счета и доли в уставных капиталах десятков компаний, подконтрольных, как считает следствие, братьям Магомедовым, в том числе Владивостокского морского торгового порта и «Объединенной зерновой компании».

Источник: bfm.ru