Новак: цена на нефть может подняться до 100 долларов — такой риск есть

Новак: цена на нефть может подняться до 100 долларов — такой риск есть

04.10.2018 0 Автор News

Будут ли Россия и Саудовская Аравия повышать уровень добычи нефти? Окажет ли Россия «помощь» Ирану в виде покупки черного золота? На эти вопросы в интервью Business FM ответил глава Минэнерго

Александр Новак. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Глава Министерства энергетики России Александр Новак дал интервью Business FM. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Одна из самых обсуждаемых тем в мировой экономической печати — будут ли Россия и Саудовская Аравия повышать уровень добычи нефти? Если нет, будет ли нефть стоить больше 100 долларов?Александр Новак: Во-первых, хочу сказать, что мы уже повышаем добычу: и Россия, и Саудовская Аравия. Россия нарастила добычу на 400 тысяч баррелей относительно уровня, который был еще в апреле, в мае этого года, то есть мы восстановили сокращенный объем 300 тысяч, и дополнительно в сентябре еще 100 тысяч было сверх октября 2016 года. Саудовская Аравия тоже восстановила частично добычу. Пока статистических данных еще нет, они появляются обычно уже в конце месяца, но тем не менее министр Саудовской Аравии говорил о том, что в сентябре также был прирост. Это все происходит, естественно, не спонтанно, а с учетом тех решений, которые были приняты в июне на министерской встрече в Вене. Там было принято решение: странам, входящим в ОПЕК и не в ОПЕК, суммарно увеличить объем добычи на миллион баррелей в сутки, поэтому мы действуем строго в соответствии с достигнутыми договоренностями для того, чтобы выйти на уровень исполнения обязательств в 100%.Но это ведь не решает вопрос сокращения поставок от Ирана в случае, если санкции начнут действовать так, как США надеются.Александр Новак: Во-первых, нам нужно дождаться окончательных решений относительно Ирана со стороны администрации Соединенных Штатов Америки. Тогда можно будет более определенно понимать ситуацию на рынке. В любом случае у нас есть все необходимые инструменты и механизмы для того, чтобы обеспечивать сбалансированность рынка в рамках соглашения, подписанного в декабре 2016 года. 24 страны, которые подписали декларацию о сотрудничестве, будут стремиться к тому, чтобы рынок был сбалансирован. Есть для этого и свободные производственные мощности: и в Саудовской Аравии, и в Российской Федерации, и в некоторых других странах, которые являются крупнейшими сегодня экспортерами нефти на рынке. Но опять же такие решения нельзя принимать спонтанно. Сегодня мы не можем и не должны принимать решения о том, что [нужно] наращивать добычу, исходя из каких-то предположений. Мы должны понимать, как будет складываться ситуация на рынке, потому что факторов неопределенности очень много. Не только Иран, но и та добыча, которая сегодня осуществляется в странах Северной Африки, Венесуэле, Латинской Америке. Мы должны понимать, как там будет развиваться ситуация. На сегодня мы видим, что Венесуэла очень серьезно упала по объемам добычи — порядка 700 тысяч баррелей составило сокращение относительно уровня годичной давности.Почти столько же, сколько иранские санкции могут внести.Александр Новак: Да. При этом сегодня представители Венесуэлы на полях «Российско-энергетической недели» говорили о том, что они в ближайшее время готовы восстановить добычу. Опять же, нужно смотреть, как это будет реализовываться на практике. В Ливии есть риски неопределенности из-за внутренних проблем, и там тоже колеблется добыча постоянно плюс-минус 300 тысяч баррелей, поэтому нам нужно будет оценить эту ситуацию. В ноябре мы договорились на уровне министров встретиться на полях ADIPEC, который будет в Абу-Даби проходить. Мы сможем уже в начале ноября более конкретно спланировать наши действия и наши договоренности по балансировке рынка.Верите ли вы в то, что нефть может стоить 100 долларов этой осенью, этой зимой при определенных обстоятельствах, как сейчас прогнозируют многие прогнозисты?Александр Новак: Это не очень хорошо было бы для экономики в целом, и потребителей, и производителей, потому что создает риски возможного падения цены в дальнейшем. Но такие риски, что нефть может подняться до 100 долларов, сегодня существуют. Я не исключаю такой вариант, поскольку, как я уже говорил в самом начале, очень много неопределенности, если у нас сегодня цена 86 долларов, а вчера она была 85, то есть у нас за один день на доллар поднялась цена, в общем-то, еще целый месяц до того как будут приняты окончательные решения относительно тех санкций, которые в ноябре могут быть введены по Ирану. Поэтому сейчас рынок очень нервничает и очень эмоционален. Сегодня так обсуждали и на панельной сессии в рамках «Российской энергетической недели», все отмечали это. А когда на рынке такие неопределенность и эмоциональность, трейдеры и участники рынка могут, конечно, в том числе, принимая какие-то решения, ориентироваться и на эти неопределенности, и цены могут расти.Господин Алекперов сказал, что в России уже фактически исчерпаны возможности по повышению добычи, что мы добываем все, что можем на данный момент.Александр Новак: Вчера цифры были названы президентом РФ: мы в краткосрочном периоде можем увеличить еще на 200-300 тысяч баррелей, если при этом будет необходимость и целесообразность, потому что основная задача — баланс спроса и предложения, чтобы не нарушить равновесие на рынке, а наоборот его сохранить.Вчера президент адресовался к своему коллеге, президенту Трампу, объясняя, из-за чего растут цены, в первую очередь. Вы тоже встречались со своим американским коллегой, министром энергетики Риком Перри. Каково было содержание этой встречи? Известна позиция Америки: они насчет санкций против Ирана очень решительно настроены. Агитировал ли министр, чтобы повышали добычу, понижали цены, или это не более чем политические пассы и декларации, а в реальной политике этого нет?Александр Новак: Нет, мы не говорили по поводу цен. Но мы и не можем об этом говорить, потому что мы не являемся регуляторами цен на мировых рынках. Все-таки на мировых рынках цена формируется на рынке, и, как я уже сказал, она зависит от фундаментальных факторов и от многих неопределенностей. Сегодня очень много спекулятивных факторов и спекулянтов, которые работают на рынке. Мы видим те сообщения, которые идут от руководства США в социальных сетях, а на уровне официальных переговоров такие вопросы не ставятся, и мы не обсуждали с моим коллегой. Мы обсуждали больше налаживание контактов между нашими министерствами, нахождение точек соприкосновения, где мы могли бы вместе работать, например, в энергоэффективности или при реализации каких-то совместных проектов. Сам факт моей поездки в Вашингтон и приезд господина Перри в Москву показывает: есть востребованность в том, чтобы возобновить энергодиалог, который был прерван в 2014 году по инициативе США.Предположим, что санкции против Ирана приведут к значительному сокращению поставок из этой страны. Допустим, в Европе твердо заявляют, что не хотят этого, планируют создать специальный механизм, который позволял бы проводить расчеты с Ираном и не подвергать свои компании риску санкций. Насколько вы верите, что это произойдет, что поставки из Ирана в Европу будут в существенных объемах сохранены, начиная с ноября?Александр Новак: Я тоже слежу за событиями и за теми действиями, которые европейцы предпринимают, поскольку европейцы привержены договору СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий — Business FM) и выступают также против односторонних санкций, так же и мы, Российская Федерация, выступаем против санкций, которые вводятся в одностороннем порядке третьими странами, в частности США, относительно других стран, минуя процедуры ООН, которые существуют. Если это не рассматривалось и не принято на уровне ООН, это незаконные санкции. И эти незаконные санкции, конечно, на сегодняшний день как слон в посудной лавке. Во-первых, это вносит очень серьезные неопределенности на рынки. Например, европейцы, которые выступают против санкций, думают о создании неких инструментов, которые могли бы использоваться для того, чтобы продолжать осуществлять расчеты с Ираном, создание специального банка, через который бы проходили такие расчеты. Посмотрим, как этот механизм будет работать, поскольку там есть свои сложности, касающиеся в целом того, что под санкции могут попасть не просто взаиморасчеты, а само взаимодействие с Ираном в итоге, независимо от того, будет использоваться отдельный банк или расчеты будут проводиться через Центральный банк Ирана. С нашей стороны, поскольку мы не поддерживаем санкции, мы считаем, что нужно продолжать сотрудничество с Ираном. Мы тоже рассматриваем механизмы увеличения расчетов с Ираном в национальных валютах минуя доллар, это один из инструментов.Мы не являемся органическим покупателем иранской нефти, хотя готовы ее покупать, это когда-то высказывалось, программировалось — в случае чего мы можем покупать иранскую нефть. Если все произойдет в жестком варианте, Европа откажется от нее, Индия, что тоже выглядит вероятным, Япония сократит, останется один Китай из крупных покупателей, рассчитывает ли Иран на нашу помощь и на покупку нефти с нашей стороны? И можем ли мы такую помощь ему оказать, в виде покупке нефти?Александр Новак: Мы никогда не рассматривали покупку иранской нефти для собственных нужд, потому что Россия является экспортером, как и Иран. То есть мы самодостаточны, и на наших заводах перерабатывается наша, российская нефть. Я думаю, что касается иранской нефти, сегодня основными ее потребителями являются европейские страны и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Многое будет зависеть от их решения, от их поведения. Речь же идет не только о странах, а о компаниях, юридических лицах, коммерческих компаниях, которые покупают нефть на рынке, в том числе иранскую. Эти юридические лица, конечно, видят большие риски. Вчера генеральный директор Totale Патрик Пуянне на сессии «Российской энергетической недели», в которой участвовал президент РФ, четко заявил, что они в случае введения жестких санкций не смогут покупать иранскую нефть, не смогут работать в Иране, потому что компания глобальная, имеет проекты в том числе в США. С другой стороны, есть, например, страны Азиатско-Тихоокеанского региона, которые заявляют, что продолжат покупать иранскую нефть. В итоге многое будет зависеть от их окончательного решения. Там потенциал большой, и те объемы, которые с европейского рынка могут уйти, спокойно могут быть переориентированы на Азиатско-Тихоокеанский регион.Решение Китая прекратить покупку американской нефти, о котором стало известно вчера, значимо для рынка или для Ирана в том числе?Александр Новак: Это больше значимо для взаимоотношений между КНР и США, поскольку продолжаются торговые войны, продолжается пикирование, в том числе и поведение экспортных пошлин. Я думаю, что касается конкретно нефти США, вообще на рынке ее не очень много, потому что США являются нетто-импортером, и на сегодняшний день США около 4-5 млн баррелей еще консолидированно покупают. США — крупнейший потребитель, порядка 20 млн баррелей в сутки, а суммарно производит, если брать нефтеконденсат, где-то 15-16 млн баррелей в сутки, 4-5 млн баррелей покупается. Эти объемы незначительны для китайской экономики. Поэтому, если будет отказ, китайские потребители смогут переориентироваться на другие источники без проблем.

Подробности последуют

Источник: bfm.ru